Alex Riabtsev

Alex Riabtsev

Стартапи. Маркетинг. Освіта

© 2020

Dark Mode

Лик Киева

Кто разглядел в Киеве человеческое


То, что изображено на картин­ке, – не «штрихи к портрету» неиз­вестного художника. Так выглядит из космоса рельеф правобереж­ной части Киева.

Первым разглядел лик Киева архитектор Георгий Куровский, бывший главный художник Киева, заместитель главного архитектора. А подтвердили его догадку фото­графии Киева, сделанные со спут­ника компанией «Визиком». Как рассказал директор компании Владимир Колинько, с «оригинала» последовательно уб­рали «слои» застройки и расти­тельности, и получилось то, что вы видите – «голый» рельеф нашего города. Низины окрашены более темным цветом, холмы и возвы­шенности – светлым. А в целом все это очень напоминает очертания человеческой головы.

– Относиться к этому можно по-разному, – говорит Владимир Колинько. – Но не задуматься нельзя. Может, хоть это заставит чиновников и инвесторов отно­ситься к городу как к живому суще­ству, а не как к огромной площадке для зарабатывания денег…

Кто ты, незнакомец?

Смотрите! Линию лба – то есть того места, чем обычно человек думает, – образует склон Днепра в районе Печерска. И действительно, именно в этом районе традицион­но заседала «думающая» верхушка города. Там расположен царский Мариинский дворец, здания парла­мента, правительства и аппарата президента. Интересно, что в цент­ре «лба», там, где традиционно ри­суют «третий глаз», – расположена

Киево-Печерская Лавра. Еще две святыни Киева – Софийский и Михайловский Златоверхий собо­ры – находятся прямо в «глазни­це». Разрез глаза образован Кре-щатым яром, то есть Крещатиком.

Гуляя по узким подольским улочкам, мы, оказывается, пере­двигаемся по носу Киева. Форма губ вылеплена рельефом Репьяхова Яра. Здесь же, в устах, раз­мещена древнейшая Кириллов­ская церковь.

Подбородок «человека» вы­леплен поймой древней киевской реки Сырец, затылок (хвостик Будды? христианский символ ры­бы?) – поймой реки Вита. Ухо Ки­ева – это не что иное, как Совское урочщище, а висок – Совские озе­ра. Скула-Лыбидь. Причем, если вглядеться в это «лицо», станет понятно, что это далеко не уро­дец, а антропологически правиль­ное лицо.

На кого похож Киев? Авторы идеи описывают «портрет» по-разному. Архитектор Куровский, например, обращает внимание на правильной формы нос и выдаю­щийся подбородок «головы». Он называет это лицо атлантоподобным. Такими изображали древне­египетских сфинксов. Владимир Колинько обращает внимание на глаз. «Я вижу целеустремленный взгляд, непростой», – говорит он. Если наложить на рельеф Киева схему улиц, станет понят­но, что они не мешают восприя­тию лица, а наоборот, подчеркивают основные черты, формиру­ют их. Недаром ведь Георгий Ку­ровский разглядел лик Киева на обычной плоской карте города, задолго до создания «космичес­ких» снимков.

Не затыкайте нам уши!

Кто подсказал нашим пред­кам, где закладывать крупнейшие киевские храмы? Как случилось, что именно те культовые соору­жения, которые «размещены» в «чертах лица», являются сегодня визитными карточками города? Ответы на эти вопросы не лежат на поверхности, но сам факт дол­жен заставить задуматься всех, кто причастен к формированию того, что называют «современ­ным обликом Киева». Чтобы этот облик не изуродовал истинный лик Киева и не стал посмертной маской нашего города.

Лик Киева нужно сберечь. Вряд ли еще хоть один город в ми­ре может похвастать тем, что имеет такое вот свое лицо. Между тем многие «черты» киевского «лица» могут стереться очень скоро. Ухо Киева, Совские пруды, как известно, собираются «затк­нуть», стереть с лица города, при­неся его в жертву новому строи­тельству. Та же участь ожидает речку Сырец. Если этим планам суждено будет сбыться, Киев дей­ствительно потеряет свой облик, свое лицо. Сейчас он уникален, но после «хирургического вмеша­тельства» строителей станет та­ким же, как сотни других городов. Безликим.